Заявка на консультацию
Новости
Предыдущая Следующая

Прокурорский надзор и уголовно-правовые риски для компаний в условиях действия западных санкций

Текущая геополитическая и экономическая ситуация в мире в целом и в Российской Федерации в частности вынуждает часть компаний, годами работающих на российском рынке, закрываться или приостанавливать свою деятельность. В большей степени это касается иностранных компаний и российских организаций с иностранным участием, которые в условиях введенных санкций должны, с одной стороны, учитывать интересы бизнеса и правовые предписания своей юрисдикции, а с другой стороны, обеспечить соблюдение прав российских потребителей, которым они продают товары или оказывают услуги, для которых осуществляют работы. Но сейчас зачастую перевешивает именно чаша весов, на которой стоят интересы бизнеса. И нередко происходит это не по экономическим, а по политическим причинам. А последнее, в свою очередь, может расцениваться как нарушение российского законодательства, которое иностранные компании обязаны соблюдать в своей деятельности, нацеленной на российского потребителя и опосредованной правоотношениями с отечественными контрагентами.

Очевидно, что помимо собственно нормативных предписаний при принятии решения о приостановлении или прекращении деятельности в России компании должны брать во внимание некоторые нюансы, связанные с общением с проверяющими органами. Также не лишним будет принять к сведению потенциальные риски привлечения к уголовной ответственности за нарушение российского законодательства – особенно в свете готовящихся изменений в федеральные акты в этой части. На этих и других моментах остановимся более подробно

Меры прокурорского реагирования

Как отметили участники организованной в конце мая деловым изданием «Ведомости» конференции «Подзащитный бизнес», после начала специальной военной операции на Донбассе значительно возросло количество обращений за юридическими консультациями от доверителей из иностранных компаний, интересующихся, как им прекратить или приостановить деятельность на территории России, минуя уголовные риски действующего законодательства. Возросший интерес к этой теме связан с тем, что прокурорские работники на местах стали рассылать им запросы и предостережения, а также посещать офисы и производства для получения объяснений от сотрудников, для вручения предписаний руководителям и т. п. Обобщение этих запросов и предостережений позволило экспертам выявить ряд особенностей и сформировать некоторые базовые рекомендации для организаций по алгоритму действий в случае поступления таких документов из прокуратуры. Последние озвучил управляющий партнер, адвокат адвокатского бюро «Забейда и партнеры» Александр Забейда.

Предостережение о недопустимости нарушения закона является одним из средств прокурорского надзора. Оно выносится в письменной форме в целях предупреждения правонарушений и при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях. В предостережении прокурор может запросить:

  • списки собственников и руководителей с указанием контактов;
  • конкретные экономические причины приостановки деятельности;
  • количество сотрудников;
  • сведения о задолженности по зарплате и иным выплатам;
  • перечень мер по выводу предприятия из сложившейся ситуации.

И если первые четыре пункта из этого списка носят общий характер и предполагают предоставление четкой и достоверной информации по запросу, то последний предусматривает определенную свободу. Здесь адвокат советует заранее формировать локальные акты и вести всю документацию, которая свидетельствует о наличии экономических, логистических и иных проблем, вынуждающих компанию приостанавливать или прекращать свою деятельность и обосновывающих принятие соответствующих решений. «Лучше, если будут документы, которыми эти действия можно подтвердить, а не просто обсуждение на совещании без документов. Приостановить не потому, что санкции, а потому что есть экономические предпосылки, есть письма от контрагентов, которые отказываются закупать товар, есть эмбарго, которое не позволяет товар куда-то поставлять», – пояснил Александр Забейда. Но в любом случае каждое действие генерального директора, который принимает те или иные управленческие решения, должно быть обосновано. Причем спикер предостерегает от громких высказываний (например, на совещаниях) о прямом влиянии действия санкций на необходимость принятия того или иного решения, которое может встать вразрез с нормами российского законодательства, поскольку в дальнейшем показания свидетелей, которые слышали и запомнили такие высказывания, могут лечь в основу обвинения, ведь ответственность, как правило, несет локальный директор, то есть генеральный директор российского общества. Поэтому во избежание рисков применения к нему санкций следует заранее подстраховаться как в плане ведения документации, в том числе сохранения деловой переписки, так и в плане устного обоснования своих решений перед коллегами и сотрудниками.

Обоснование прекращения деятельности должно подтверждаться фактами – будь то статистические данные, письма от контрагентов и т. д. Чтобы снять с себя подозрения и нивелировать возможную ответственность, не лишним будет дождаться заверенного подписью учредителя распоряжения, содержащего основания для принятия решения о прекращении деятельности. Кроме того, если руководитель принимает решение о приостановлении деятельности, то не обязательно называть его приостановлением, можно назвать оптимизацией – соответственно, издать приказ об оптимизации и усилении соблюдения прав работников, об усилении соблюдения прав российских контрагентов, об усилении исполнения обязательств, о недопущении нарушений, а если издавать приказ о приостановлении деятельности, то только с обязательным обоснованием причины такого приостановления.

Что касается самих требований прокуратуры, отражаемых в предостережении, то они обычно сводятся к необходимости:

  • соблюдения прав работников;
  • соблюдения прав российских контрагентов;
  • исполнения обязательств по уплате налогов и сборов;
  • недопущения нарушения федерального законодательства.

При этом, если в предостережении не указана необходимость ответа в определенный срок, то отвечать на него необязательно, но исполнить содержащиеся в нем требования необходимо в любом случае, иначе может грозить административная ответственность по ст. 17.7 КоАП. Напомним, эта статья предусматривает санкции за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, в виде штрафа для граждан в размере от 1 тыс. до 1,5 тыс. руб., для должностных лиц – от 2 тыс. до 3 тыс. руб. либо дисквалификацию на срок от шести месяцев до года, а для юрлиц – от 50 тыс. до 100 тыс. руб. либо административное приостановление деятельности на срок до 90 суток. Более того, непредставление прокурору сведений (информации), представление которых необходимо для осуществления им надзора, может грозить штрафом для граждан в размере 100-300 руб., для должностных лиц – 300-500 руб., для юрлиц – 3-5 тыс. руб. Те же наказания предусмотрены за представление информации в неполном объеме или в искаженном виде (ст. 19.7 КоАП РФ).

Эксперт подчеркнул, что в настоящее время рассылка писем из прокуратуры носит общий характер и не имеет своей целью «выживать иностранный бизнес из РФ», а направлено лишь не предупреждение его о недопустимости нарушения российского законодательства из-за введенных санкций. Но поскольку предостережение часто предваряет проведение прокурорской проверки, к нему нужно относиться с особой внимательностью, а желательно – и консультироваться со специалистами. Не менее осторожными следует быть российским юристам, оказывающим консультационную и иную юридическую помощь (например, в подготовке проектов документов) для компаний, которые планируют уйти с отечественного рынка в нарушение норм российского законодательства. За советы по «обходу» российского закона последним тоже может грозить ответственность. «Если вы даете какие-то рекомендации, консультируя компанию, которая уходит с рынка, всегда надо помнить, что в основе основ должно стоять соблюдение прав работников, соблюдение прав российских контрагентов, исполнение обязательств и недопущение нарушения федерального законодательства», – подытожил эксперт.

Планируемые поправки в УК РФ

В числе инициатив, которые могут усложнить процесс ухода компаний с российского рынка в период действия западных санкций – готовящиеся изменения в ст. 201 Уголовного кодекса. Речь идет о законопроекте № 102053-8, направленном на усиление ответственности за злоупотребление полномочиями в целях исполнения решения иностранного государства, союза иностранных государств или международной организации о введении мер ограничительного характера против России.

Напомним, ст. 201 УК РФ предусматривает ответственность за злоупотребление полномочиями, проявляющееся в использовании лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам. Наказание применяется, если деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. А если последовали тяжкие последствия, то по ч. 2 ст. 201 УК РФ нарушителю грозят повышенные санкции.

Законопроектом предлагается установить ответственность за злоупотребление полномочиями, совершенное в целях исполнения решения иностранного государства, союза иностранных государств или международной организации о введении мер ограничительного характера против России, уравняв при этом санкции за это деяние с санкциями за злоупотребление, повлекшее тяжелые последствия. В качестве наказания за новый состав преступления предусмотрены штраф в размере до 1 млн руб. или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового, либо принудительные работы на срок до 5 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового, либо лишение свободы на срок до 10 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

Стоит помнить, что рассматриваемая статья УК РФ касается единоличного исполнительного органа либо члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, или лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющего организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях (Примечание к ст. 201 УК РФ).

Необходимость внесения поправок в ч. 2 ст. 201 УК РФ авторы инициативы – группа депутатов Госдумы и членов Совета Федерации под руководством Андрея Клишаса и Павла Крашенинникова обосновывают тем, что введение и соблюдение санкций иностранными государствами или союзами иностранных государств – это исключительная ответственность этих государств, союзов и их должностных лиц, поэтому готовность представителей российского бизнеса ограничивать права и свободы граждан РФ, юрлиц, органов или организаций путем злоупотребления своими полномочиями в целях исполнения решения о введении санкций против России должна караться применением уголовных санкций.

Законопроект был внесен в Госдуму 7 апреля текущего года, но все еще ждет своего рассмотрения в первом чтении. Как следует из карточки инициативы, размещенной в Системе обеспечения законодательной деятельности, завтра (8 июня) запланировано его рассмотрение Советом Госдумы. Эксперты отмечают, что если бы российскому законодательству были необходимы эти поправки, то соответствующие нормы уже бы были упорядочены. Да и в целом пока ни у кого нет уверенности в том, что новые нормы будут активно применяться на практике – ведь, как отметил начальник правового управления АК «Алроса» Алексей Мошнов, уже сейчас редко кто использует санкции как причину приостановления или закрытия своего бизнеса. Чаще такие решения обосновываются проблемами с логистикой, позицией головной компании и т. п. Кроме того, пока непонятно, как в случае принятия поправок правоприменитель будет реагировать на уже содержащиеся в ранее заключенных договорах санкционные оговорки, предполагающие, например, возможность изменения условий договора или его расторжение в случае введения ограничительных мер в отношении отдельных российских компаний и конкретных граждан.

Не исключено, что быстрое прохождение законопроекта в Госдуме сдерживает то, что Правительство РФ в своем официальном отзыве на него отметило ряд недочетов. Сославшись на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25 апреля 2001 г. № 6-П, кабинет министров подчеркнул, что государство вправе устанавливать уголовную ответственность за общественно опасные деяния, которые в силу своей распространенности причиняют существенный вред и не могут быть предотвращены с помощью иных правовых средств. «Вместе с тем в законопроекте требуется уточнить основание предлагаемой дифференциации. Удвоение цели в основном и квалифицированном составах ст. 201 УК РФ может привести к неоднозначному истолкованию проектируемого обстоятельства. Вызывают замечание приравнивание вводимого обстоятельства к тяжким последствиям злоупотребления полномочиями и избыточность наказания, предусматривающего максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет с обязательным лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет», – отмечается в отзыве.

Кроме того, у кабинета министров вызывает сомнение то обстоятельство, что ст. 201 УК РФ направлена на обеспечение добросовестной работы управленческого аппарата в коммерческих и иных организациях, то есть на защиту интересов службы в указанных организациях, а следовательно, предлагаемый в законопроекте подход не позволит обеспечить в полной мере защиту прав и свобод граждан РФ, прав и законных интересов юридических лиц, интересов и безопасности России. Заявленную в материалах к законопроекту направленность инициативы чиновники посчитали предполагающей более широкий субъектный состав, а предлагаемую квалификацию признания исполнения решения иностранного государства, союза иностранных государств или международной организации о введении мер ограничительного характера как вида злоупотребления полномочиями – нуждающейся в дополнительном обосновании.

Таким образом, саму идею внесения изменений в ст. 201 УК РФ в Правительстве РФ поддержали, но предложили еще раз подумать над ее реализацией при рассмотрении законопроекта в нижней палате парламента. В свою очередь, Верховный Суд Российской Федерации замечаний и предложений по законопроекту не высказал.

Напомним, в УК РФ уже имеется ст. 284.2, которая призвана наказывать за призывы к осуществлению иностранным государством, государственным объединением или союзом, государственным (межгосударственным) учреждением иностранного государства или государственного объединения, союза мер ограничительного характера, выражающихся во введении или в продлении политических или экономических санкций в отношении России, ее граждан и организаций. Уголовная ответственность предусмотрена для россиян, которые уже были привлечены к административной ответственности за аналогичное деяние в течение года. В числе видов наказания за это преступление – штраф в размере до 500 тыс. руб. или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо ограничение свободы или принудительные работы на срок до трех лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до года или без такового.

 

Чат-бот
Привет! Я ваш виртуальный помощник и учусь вместе с вами. Напишите свой вопрос, я подготовлю на него ответ.
загрузка