«Реформироваться должны не только надзорные органы — мы ожидаем того же и от компаний»

Когда в стране происходят трагедии, подобные той, что случилась в Кемерово, это заставляет задуматься, всё ли мы делаем для обеспечения безопасности граждан. И хотя надзор за строительством подобных объектов не входит в нашу компетенцию, это вопрос Госстройнадзора, входящего в исполнительную власть субъекта федерации, мы активно думаем, что нужно сделать, чтобы подобные трагедии не повторялись. Как показывает наш опыт расследования аварий, именно человеческий фактор является основной причиной возникновения трагедий. Учитывая, что наше главное направление — это промышленная безопасность, мне бы хотелось поговорить о том, что нужно сделать для ее повышения.

В стране проходит реформа контрольно-надзорных ведомств. Ее главная цель – снизить административное давление на бизнес, сократив количество проверок, но без ущерба безопасности. Ростехнадзор начал осуществлять подобный риск-ориентированный подход с 2014 года. Все опасные объекты были разделены на четыре класса: от I класса – объекты чрезвычайно высокой опасности, с постоянным надзором, до IV класса — объекты низкой опасности, на которых плановые проверки не проводятся. В результате количество плановых проверок по отношению к 2013 году сократилось на 75,6%. При этом снизился и уровень аварийности и смертельного травматизма на поднадзорных объектах: показатели аварийности с этого периода уменьшились на 40%, а количество смертельных случаев на 46%.

Меняются формы нашей работы, внедряются современные технологии, обновляются нормативные базы. Но для коренного улучшения состояния промышленной безопасности реформироваться должны не только надзорные органы — мы ожидаем того же и от компаний. В 2017 году Ростехнадзором было выявлено свыше миллиона нарушений обязательных требований промышленной безопасности. Более двух тысяч раз приостанавливалась деятельность предприятий в связи с выявлением грубых нарушений, влекущих непосредственную угрозу жизни и здоровью людей. Фактически это означает, что мы предотвратили более двух тысяч аварий, которые могли повлечь в том числе и жертвы. Причина каждой аварии — плохая организация производственных процессов, личная безответственность, человеческий фактор.

Очевидно, что руководителям и собственникам предприятий также нужно включаться в реформу, коренным образом меняя отношение к промышленной безопасности. Ответственность за ее состояние сейчас возложена на эксплуатирующую организацию, у которой помимо работников и руководства есть и собственник. Но его роль в законодательстве четко не определена. Хотя очевидно, что владельцы должны активно участвовать в вопросах контроля промышленной безопасности.

Необходимо усилить роль производственного контроля, который обязаны осуществлять все предприятия, эксплуатирующие опасные производственные объекты (ОПО). В нашем понимании он пока далеко не идеален: было бы целесообразно разработать и повысить требования к квалификации руководителей и сотрудников этих служб, создать эффективный механизм подтверждения квалификации. Возможно, есть смысл замкнуть эту систему на собственнике или совете директоров и таким образом повысить их вовлеченность в процесс. Сейчас службы производственного контроля подчиняются должностным лицам, отвечающим за производственные и финансовые показатели, а они не всегда заинтересованы в объективной оценке состояния дел.

Именно собственник кровно заинтересован в том, чтобы на его объекте не было аварий, ведь это не только риски безопасности, но и непредвиденные расходы. С повышением ответственности собственника, что логично, постепенно исчезнет и необходимость постоянного контроля со стороны государства.

Ежегодно в Ростехнадзор поступает до 370 экспертиз, из которых 70% или очень низкого качества, или откровенно липовые. Это происходит потому, что большинство нормативно обязательных экспертиз не влияют на состояние промышленной безопасности — собственники делают их скорее «для галочки». Более того, руководители сами говорят, что многие виды экспертиз им просто не нужны. Что с этим делать? Есть несколько вариантов решения. Можно вернуть Ростехнадзору полномочия по утверждению экспертиз хотя бы I и II класса ОПО. А можно оставить обязательными только некоторые, например, декларации безопасности, обоснования безопасности, экспертизы ликвидации. Остальные экспертизы могут проводиться эксплуатирующей организацией по ее усмотрению.

Если всё сказанное выше будет реализовано, то появятся серьезные аргументы для перехода от плановых проверок к системе проверок «по поводу», основаниями для которых будут являться аварии, инциденты, несчастные случаи с работниками, а также информация о нарушении требований промышленной безопасности.

Автор — руководитель Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор)

Источник: Известия

Чат-бот
Привет! Я ваш виртуальный помощник и учусь вместе с вами. Напишите свой вопрос, я подготовлю на него ответ.
загрузка